Дневник Крымского похода группы “Колючка”


Хроники

 

Группа "Колючка"

22 августа

Вовка Пуртов

 

Встретились мы на вокзале Симферополя сразу, не сговариваясь: мы встретились бы так в любом уголке мира; мир мал для нас четверых. Встретились – и сразу же грянули… нет, не приезд отмечать, а… менять баксы. И тут же, у иксчейнджа, под деревом сели и составили наш грандиозный План путешествия.

Ничего не успевшую сообразить, шалую от долгого пути в поезде, Танюху едва встретили и сразу помчались на автобус до Алушты. Долго думали: ехать троллейбусом, автобусом или такси и до Судака или до Алушты. Впрочем, в этот день пришлось нам много ездить. В Алуште чуть не потеряли пакет Танькин, долго его искали и валили вину друг на друга. Наконец, Инка нашла этот самый пакет, и все опять помирились.

До Веселого – следующего пункта путешествия – автобусы уже не ходили, и нам пришлось двигать до Рыбачьего, где мы и залегли на каменистом берегу.

Ура!! Первое омовение морской водой! Выяснилось, что Вовка плавать не умеет, а все остальные классно плавают, но ему и у берега было неплохо. Все ловили серебряные морские искры, разгадывали созвездия: оказалось, Юра их хорошо знает. А потом Вовка с Танькой ушли за пивом, и поздно вечером все еще долго сидели на камнях и купались, и Юра нашел на дне волшебных светящихся червячков-светлячков.

Улегшись в палатке, долго не могли уснуть, рассматривая небо кто в клеточку, кто в кружочек, а когда Таня сказала, что, если долго смотреть на небо, можно сойти с ума, Юра скорее сыграл нам на свирели колыбельную, чтобы мы уснули и не успели сойти с ума. И мы не успели…


23 августа

Юра Бессатьян

Утром проснулись немного позже намеченного, но раньше, чем хотелось бы, на нашем уступчике над морем. Впечатления от ночного купания в теплой соленой воде, вспыхивающей тысячами искр от любого твоего движения, еще не успели смениться чем-либо другим. Поэтому перед расставанием с Рыбачьим все решили покупаться, поплавать и попрыгать. А море было уже другим, но по-прежнему спокойным, приветливым и теплым, а самое главное, кристально чистым и прозрачным, – ­таким, что можно рассмотреть в деталях рачка, копошащегося где-то там, внизу, на дне у ног. У нас в Одессе хоть и море, но по сравнению с этим берегом просто лужа.

Да, покупались мы хорошо, но когда пришли к автостанции, оказалось, что наш автобус уже тю-тю – уехал, следующего, только в 4 вечера, может не быть. Об этом торопясь на завтрак нам нехотя сообщила «приветливая» кассирша.

Недолго думая и бесплодно пытаясь словить попутную машину, мы решились на первую авантюру этого дня – идти пешком 35 км до Веселого. Авантюру, потому что рюкзаки за плечами, солнце ну очень ласкает и обжигает, а дорога то вниз, то вверх, и тени практически нет.

Как оказалось, хлеба мы едим мало, а вот воды поглощаем неограниченно: сколько есть ­– столько и выпьем. Так вот, очередной привал, питье воды, девушки пошли на трассу своими ножками смущать и останавливать попутные машины. Никто не хотел нам помочь, только невдалеке заглохла красная «шестерка», и какой-то мужичок копался в моторе.

Решили попытать удачу и послали Вову парламентером. Владимир справился с этим делом прекрасно. Бедный мужичок сперва пытался улизнуть, стал спешно захлопывать капот, уже забрался в машину, за руль, но все это было тщетно. После первых же слов нашего посла он был наш, и с радостью согласился подвезти нас полдороги до Приветного.

По дороге рассказывал за свое житье-бытье, про фестиваль «Казантип», который украл имя мыса, где раньше строилась Крымская атомная. Этот фестиваль несколько лет проводили там, прямо на месте реактора, сейчас переехали в Веселое, а название оставили старое. Так, не спеша, но довольно быстро и с комфортом мы прибыли в Приветное.

Тут, помня все трудности утренних переходов, мы не стали рваться идти пешком оставшиеся 15 км, а просто поймали такси. Да, это тебе не добрый и вежливый мужичок из Приветного. От татарина-таксиста так и сыпалось все разнообразие русских выражений и ругательств. Но в его устах все это звучало естественно и обыденно, просто по-другому и быть не может. Как оказалось, он в музыке и движениях современной молодежи не сечет, но фестивалем и многочисленными посетителями очень доволен: работы у него полно – круглые сутки туда-сюда, клиентов полно и денег тоже. Довез он нас очень быстро и дорого.

Фестиваль оказался на самом деле большой пьянкой и дискотекой, куча всякого народа со всего Союза, мусора, пустых бутылок. Соломенные хижины-барчики от «Славутича», «Пепси-Колы» и др. Все это выгодное дело. Спонсирует «Head&Sholders». Единственной мрачной стороной, на мой взгляд, являются кучи мусора на пляже, но справедливости ради надо отметить, его оттуда вывозят, причем целыми грузовиками.

На этом людном месте мы решили долго не задерживаться и, покупавшись в море, двинули дальше.

Сразу же за мысом беспредел закончился, и началась дикая природа. Долго ли, коротко ли, то вниз, то вверх, мы дошли до Царской бухты, где опять с нас хотели снять 3 гривны, и опять у них ничего не получилось. Екатерининская бухта промелькнула мимо наших глаз шезлонгами, загорелыми телами, прилавками с водой, мороженым и всякими сладостями, как везде, жужжащими водными мотоциклами.

Инна вежливо поинтересовалась, не хотим ли мы покарабкаться по скалам с рюкзаками, и, услышав наше «нет», повела дальше.

Тропинка проходила по краешку скалы и огибала мыс Капчик. Вдруг расщелина и железная коробка, на которой написано, что запрещается здесь ходить, и тропинка продолжается, но через два метра после зияющих метрах в пяти внизу камней и воды. Добрые дяди подсказали второй обходной путь, хотя я, пока не снял рюкзак, был полон решимости перепрыгнуть неожиданную преграду. Как выяснилось позднее, по верху идет другая тропа, совсем не по краю и без всяких сюрпризов (но это не наш путь).

Сразу после расщелины был вход в сквозной грот, который дал нам возможность отдохнуть и покупаться с другой, теневой стороны мыса. Там, к нашему удивлению, обнаружился вход в пещеру, в которую из-за недостатка времени и фонариков мы все-таки не попали.

Невдалеке, за мысом, мы добрели до Шаляпинского грота, где, по словам экскурсовода, совершенно не очевидно, что пел Шаляпин. Там были винные погреба князя Голицына.

Вот тут мы позалезали в многоэтажные арки, где когда-то были бутылки, и сфотографировались. Когда вылезали, сказалось опьянение от аромата старых вин, усталости от долгого пути: я со всего размаха грохнулся со второго этажа.

Потом Инна показала класс – нырнула со скалы, я последовал за ней. Первый раз страшно сделать шаг, хотя знаешь, что ничего не случится.

После такого дня мы все довольно сильно устали, солнце уже клонилось к закату, и мы отправились искать ночлег в Новом Свете. Грот Шаляпина находится в Голубой, или Разбойничьей бухте; название это я осознал, только когда мы пришли в Новый Свет, который расположен в Зеленой бухте. Разница чувствовалась даже носом: запах и цвет были другими.

Нашли стоянку мы с Инной, как обычно недолго побродив по окрестностям, на горке в 50 метрах от какого-то домика. Сели ужинать уже при свете луны. Место для ужина девчонки выбрали самое освещенное и, как потом оказалось, очень интересное.

Сначала Вова, а затем все остальные были утыканы иголками кактусов, увидя которые в дикой природе, мы сперва обрадовались. Как оказалось, избавиться от этих мелких колючек, снопьями впившихся в кожу, просто невозможно, а самое интересное, что потом любое прикосновение этого участка кожи, например, к спальнику вызывает ощущение, как будто кактусы растут и на нем, или кто-то нехороший разбросал специально иголки по всей поверхности.

Укладывались бы мы вечером еще наверно еще долго, если бы так не устали за день. Поохав и найдя наконец безболезненное положение всех частей тела, группа «Колючка» уснула, набираясь сил для новых приключений.


24 августа

Таня Рогова

 

Привет, дневник! Сегодня третий день похода нашего квартета (правда, музицирует у нас только Юра – на дудке. Вот и сейчас, в Судаке, на привале он пытается подобрать танго, которое громко раздается откуда-то из города: «та-та-та-та, тара-ра-ра-ра…», но об этом позже).

Встали мы не очень рано. Хотели до 8.00 пробраться в заповедник (чтобы не платить по 3 гривны); попрыгать со скал, но не успели, т.к., во-первых, долго спали, во-вторых, долго ели, а в-третьих, Юрик долго-долго (обещал, что на века) прошивал Инчику кроссовки, которые вчера вдруг настойчиво запросили кушать. Извини, дневник, что я порчу тебя своими каракулями, но без исправлений и черканий я писать не умею. Ближе к делу. После долгих терзаний в раздумьях, куда пойти сначала: на восхищающим своим размахом (и кое-кого устрашающий) Сокол, или за фирменным разливным шампанским «Новый Свет» (кстати, дело происходит именно там), склонялись к первому, и в 10.30 выдвинулись. Наш главнокомандующий (щая), как всегда по сложившейся уже традиции, повела нас по непроходимым местам, по непролазным тропам и сыпухам! (Мое новое слово, которое я никак не могу запомнить, мне отчего-то все хочется сказать «сыпняк».) Короче, полный кайф! Хотя, бывалые туристы-романтики говорят, что наш поход не тянул и на единичку, но по мне так он был на все сто (%). Мне тут подсказывают, что наш поход, то есть, подъем, называется «радикалка». Честно говоря, мне все равно, как он называется. Для меня это был первый, а ведь ты знаешь, наверное, дневник, что такое «в первый раз»… В общем, я одолела свою первую вершину, хотя и не верила в это. Снизу Сокол казался мне просто громадиной, исполином. Крылья его сложены, но если бы он их раскрыл, то без труда бы заслонил все небо. (Идет дождь, поэтому все растекается.) Хоть я и ныла по дороге, мол, не могу больше, умираю, но все же я горжусь собой и уважаю (а ты, ты меня уважаешь?).

А потом мы купались, валялись на пляже и ели пахлаву (с Вовкой). А потом… потом мы пошли в винный магазин (в Крыму грех не попробовать крымских вин) и купили «красного» шампанского и «каберне». Вот было радости! Поднялись мы на свою горочку с трудом, и тут пошла такая… На самом деле все было очень вкусно и весело. Вино усилило тяготение к противоположному полу, и поэтому мы стали играть в разные пикантные игры, как-то: «колечко», «бутылочка». А потом изображали разные слова без слов. Первый приз получил Юрик, его театральный талант был признан и оценен при жизни. А пантомимическая композиция «Гора Сокол», эмоционально исполненная мною с помощью подручного материала – Вовика – сначала вызвала неподдельное удивление, а потом неописуемый восторг.

В общем, дневник, мне достался очень интересный день, хотя каждый из нас, наверное, про свой день думает то же самое, потому что скучать нам (с нашим атаманом) не приходится.


25 августа

Птица

Это было в Новом Свете

После крымского вина.
Мы проснулись на рассвете –
Только зорька рассвела.
Бросив вещи и палатку,
В море кинув синий взор,
С горки кинулись вприсядку
Дети новосветских гор.
Город спал, дома дремали,
Солнца шар уже блистал.
До восьми мы успевали
В грот Шаляпина у скал.
Нас никто не обилетил,
Три рубля никто не взял.
Юрик опытный заметил
Сети рыбаков у скал.
Вовка на скалу косился:
Как же прыгать через край?
И вставал он и садился…
Вовка! Не переживай!
Первой смелая Татьяна
С Птицей встала у стены.
Разогнав пары туманов,
Сиганули дружно мы.
Благодать, вода прохладна.
В небе розовый дымок.
Утром до чего приятно
Разгонять водой хмелек.
Юрик брился где-то справа,
В камнях пряча хитрый лик,
А у нас была забава
Полоскать волной язык.
Вовка возжелал побриться,
Танечка под душ не прочь,
Хотят Юрик, да и Птица
Воду в гроте потолочь.
Мы как честные остались,
Вовка с Танею ушли.
Мы ныряли и купались,
Забирались как могли.
Ткань, не выдержав падений,
Треснула напополам.
Не купальник, а везенье:
Рвется тут, то рвется там.
Юбку повязав повыше,
Из воды вылажу я.
Прыгать не придется с крыши,
И теперь домой пора.
Снова на гору взбираясь
И по кактусам скользя,
Про себя вновь выражаясь
(вслух высказывать нельзя),
Возвратились мы в палатку.
Вовка с Таней уже там.
С душем вышло не так сладко:
Душ к обеденным часам.
Вот костер разводит Юра,
Насыпаем кашку мы,
Собираемся аллюром,
Путешествием полны.
Все сложив: консервы, банки,
Три бутылки и арбуз,
В мусор сбросив спозаранку
За два дня весомый груз,
Остальное по пакетам,
По кулечкам, рюказакам,
С разгоревшимся рассветом,
Понеслись мы по холмам.
Нас вела дорога строго,
Чуть взбираясь под уклон,
То опять ложась полого
Под залесенным холмом.
К роднику идти не стали
И, свернув на перевал,
Мы по тропке побежали,
Редко делая привал.
Булькой хлюпала водичка
И текла по животам,
Солнце жарило прилично,
Ветерок дул по верхам.
Разом мы перевалили,
Долго, долго, долго шли.
Выбрать тропку поспешилиИ к каньону прибрели.
И по руслу, вниз по склонам
Лезли, прыгали, ползли,
Показалось чтоб не мало,
Что пройти мы все смогли.
Был наш Юрик акробатом,
И с малюткой-рюкзаком
Со скалы катился скатом,
И встал на ноги потом.
Вовка, ловкий наш лазутчик,
Руку дамам подавал,
Безотказный наш попутчик,
Сухари нам раздавал.
Прыгать нравилось Татьяне –
В шутку все каньоны ей.
В Птицу прямо попаданье, –
Тормози полет скорей.
И летят, летят с каньона
Шапки, Таньки, рюкзаки.
Без заметного урона
Сходит будто нам с руки.
Но чем ниже, тем стремнее,
Уже стал опять проход.
Прохожу я чуть левее –
Замер дух. Ребята, стоп!
Впереди обрыв, и скалы
Ежиком торчат внизу.
Отчего так плохо стало
Видеть сверху всю красу?
По скале взбираюсь ловко,
Не хочу идти назад.
Где ты, где, моя сноровка?
Скалы ежиком стоят,
И дрожат, дрожат коленки.
Вовка руку подает.
Почему большие зеньки,
Почему мотор ревет?
На тропу взираем молча
С края ленточки дорог.
А машины, словно точки,
И нас видит только Бог.
Юрик бледен. Вовка замер.
Таня воду жадно пьет.
Что же будет дальше с нами?
Что еще сегодня ждет?
Не боись, тропа-подруга.
И петляя, и вертясь,
К нашим стелится услугам,
Снова в горы устремясь.
Вряд ли выдержат кроссовки,
Запотели вдруг огни.
Эй, вы, Юрки, Таньки, Вовки,
Веселее, старички!
Вот и вышли на дорогу,
И спустились с облаков,
И встает вдали итогом
Крепость снова средь холмов.
По дорогам мы не ходим,
Ходим мы наискосок,
И по горкам снова бродим, –
Отдохнуть бы нам часок.
Наконец, остановились,
Наконец, очаг нашли
И на травку повалились,
Глядя на Судак вдали.
С Вовкой смело мы спустились,
Чтобы воду нам набрать.
В санаторий углубились,
Стали кран везде искать.
Кран нашли, зубную щетку,
Поплескались под водой.
Вышли с умывальни кротко
И пошли наверх, домой.
Пока супчик мы варили,
Вова с Танею ушли.
Где-то дыню утащили
И к обеду принесли.
Суп и дыня – вот так чудо!
В животе – концерт.
Больше никогда не буду
Есть такого, нет!
После сытного обеда,
Чтобы больше нам не спать,
Начали мы, непоседы,
Море с волнами искать.
Через санаторий тихо
Вдоль всей крепостной стены
Шла четверка наша лихо
Среди солнечной листвы.
Узнавали по табличкам,
Как растения зовут,
Чем деревья экзотично
В этом краешке цветут.
Обошли мы санаторий
Снова от воды вдали.
Стали все мы дружно спорить,
Дальше нам куда идти.
По дорожкам, переулкам,
Через хлебный магазин…
Мы купили много булок
И видали много вин.
Море вскоре показалось
В массе загорелых тел.
Вот тогда взяла усталость,
И никто уже не пел.
Через набрежную плыли
С рюкзаками на плечах.
Мимо нас бикини плыли
В шлейфах тонких и очках.
Вышли мы на пляж с песочком,
Окунулись с пирса мы.
Вовка занял место прочно,
Сторожил наши узлы.
Танька с Юркою купались,
С пирса он ее кидал,
А она нырнуть пыталась
Головой, как аксакал.
Птица по горам бродила
В поисках на день гнезда.
Солнце к горизонту плыло,
Пела блестками вода.
Наконец, нашли Валеру.
Руки пятому пожав,
Мы отправились к Химеру,
Рюкзаки свои собрав.
Чертов мост, немного страшно
Прыгнуть с края, проползти.
Любопытных и отважных
Привели сюда пути.
Класс показывал Валера,
С семи метров сиганув.
Прыгунам всем был примером,
В нас задора чуть вдохнув.
Быстро мы со скал спускались.
Ночь грозила темнотой.
Впятером посовещались –
И пустились на постой.
Пленку с Таней проявили,
Пива, чипсов принесли.
Юрка с Вовкой разложили
Лагерь синий у стены.
Наскоро поев и выпив
Пива, чипсами заев,
Поселились мы в обитель,
Звезды в небе рассмотрев.
Вечер лился легким бризом.
В спальнике забылись мы,
От походного круиза
Впечатлением полны.

 

26 августа



Вовка Пуртов

 

Валера молодцом: разбудил нас, как мы условились, в шесть, чтобы собираться на Св. Георгия (Ай-Георгия). Св. Георгий на 20 м выше Сокола, но взбираться на него легче – не надо корячиться, как говорит Инночка. Наскоро перекусили с крепким чаем – Валера сказал, что крепкий чай очень важен перед восхождением.

Шли красиво и легко. Через сады, виноградники. Валера предупредил, чтобы не трогали виноград, и тут же все набросились на спелые грозди. Склоны Св. Георгия и предгорий оказались очень живописными, весь Судак как на ладони. Валера задавал жаркий темп подъема, но все же мы не чувствовали усталости, когда оказались на вершине у треноги и кричали «Ура!» Вид открывался великолепный: весь залив, Судак, окрестные горы.

Решив, что этого мало, гурьбой сбежали по высокой траве на брата Св. Георгия – чуть пониже его ростом – и с наслаждением упали в эту траву. С этой вершины открывалась панорама моря и Меганома, который похож был на огромного крокодила, враскоряк сползающего в воду. Под нами распластались все поселки до самой Солнечной Долины, выжженное поле и дорога, петляющая между ними.

Спускались мы со Св. Георгия с его лесистой, кучерявой стороны к источнику. Родник был обложен кирпичом так, что выходила небольшая купель. Валера сказал, что, искупавшись в ней, можно смыть все свои грехи, и все стали совершать таинство омовения, правда для этого приходилось свернуться калачиком. Вода в роднике была чистейшая, и небольшой ручей стекал по склону, теряясь где-то в предгорных поселениях. После омовения все стали светлыми, безгрешными; Юра играл на свирели, журчала вода, душа пела.

У подножия этого склона когда-то располагался мужской монастырь, но давно уже его снесли до основания. Только от нашего родника чуть вниз уходила древняя керамическая труба. Монастыря не осталось, но на плато, где он стоял, трава образовала удивительный круг, будто говорящий, что это особенное место, и Валера забрался в круг, чтобы зарядиться внеземной энергией.

Вечером отправились на скалы нырять за мидиями. Эти скалы начинались там, где заканчивался судакский пляж. В одном месте по краю скалы прохода не было, стена почти отвесная, и в этом месте между обрывами тропок проложили по стене железный тросик, за который нужно было держаться, карабкаясь по скале. Это место сразу окрестили Чертовым мостом. Раньше троса не было, и часто срывались вниз люди.

Ныряли в воду там, где до дна 7 метров и кругом камни: была опасность задеть их. За мидиями поплыли все, кроме Вовки. Ныряли в масках, с ластами и просто так. Вернулись все замерзшие: погода испортилась, дул сильный ветер. Грели друг друга телами, но все-таки Юра с Валерой совершили еще одну вылазку за мидиями.

Мидий получилось действительно много: почти ведро. Варили их в этом же ведре (куда Валера выплеснул по ошибке два литра минералки), покуда они не раскрылись. Вместе выдирали мидий из раковин, отрывали им травянистые «жопки». Многие впервые и готовили, и ели мидий. Мидии вышли обалденные, но в горячке забыли их промыть, и песок хрустел на зубах. Все же, все остались весьма довольны морским блюдом.

В этот день еще мы напечатали первые фотки и услаждались своими физиономиями и горными пейзажами.

Вечером Валера все же уговорил нас не ночевать в палатке, а провести ночь в его сарайчике – очень уютном, с душем, с кроватями.

 

 


27 августа

Юра Бессатьян

 

Ну вот, хотя эти страницы написаны спустя 2 дня после окончания похода и найдут дневник еще позже, это не столько от лени писателей, а больше от загруженности и насыщенности событиями нашего путешествия. Мне достался, наверно, один из самых лучших дней нашего похода. Ну, что ж, начнем…

Встали мы, как обычно, в 6 утра, правда, все, кроме меня: я после ночевки в Валериных 4* апартаментах позволил себе разоспаться, встал уже когда завтрак был почти готов.

Завтракали расширенным составом, впятером, что именно ели, о чем говорили я почему-то смутно помню, потому что реально проснулся лишь потом, уже на автостанции, до которой Валера нас провожал, но до конца нас не довел, и мы опять остались вчетвером. В планах было сесть на автобус до Щепетовки, доехать до подножия Кара-Дага и там заночевать. Тут началось самое интересное. Билетов на наш автобус, как всегда, не оказалось. Был еще какой-то проходящий автобус через полтора часа. Еще с вечера говорилось, что идти куда-то пешком не имеет никакого смысла, впереди скучная асфальтовая дорога, которую мы рассмотрели с высоты горы Св. Георгия. Но время – великая сила, и через 20 минут ожиданья Танюша, узнав от соседей, что на машине до Щепетовки 10 минут езды (они ошиблись на 40 минут), предложила то, чего никто не ожидал: идти пешком, и самое неожиданное, что Вова, я и нехотя Инна поддержали эту идею, и через минуту мы двинулись, и в путь тоже.

Всех нас повел я по каким-то закоулкам Судака, ведомый увиденным сверху очертанием города и своей интуицией, в которую изредка примешивалась Инна. Настроение утра хмурое и пасмурное у всех вдруг переменилось, и сначала мы с Танюшей, а потом все хором стали петь песни от каких-то маршей советской молодежи до «Чунга-Чанги».

Тут дорога оборвалась, и началась сказка (вернее с дороги мы как обычно сами сошли). Сначала мы встретили доброго сторожа со злыми собаками. Он указал нам на тропинку мимо своего дымящегося поля чудес (городской свалки), и мы, обрадовавшись, что до сих пор не заблудились, пошли по ней. Погода в этот день очень располагала, жары не было, по небу плыли тучки, но и дождем пока пахло, но где-то очень далеко. Уже миновав владения сторожа, мы спустились в низину, где ровное, как футбольное поле, место было покрыто перекати-полем и другими мелкими колючками, но на каждом кустике росли полиэтиленовые кульки всех цветов и размеров. Это было полиэтиленовое поле. Такое можно увидеть только в сказке. Невдалеке паслись коровы, мы постеснялись спросить у пастуха, но наверно молоко эти коровы давали уже упакованным в пакеты с каким-нибудь красочным рисунком. Вова с Таней пошли знакомится с пастухом и с такими удивительными коровами. Таня сказала, что красивей в жизни не видела. Пастух разрешил обнять и сфотографироваться рядом с самыми красивыми Мартой и Меланьей, но молока нам с собой не дал (пакеты, наверно, только вечером будут готовы).

На другом краю поля лежал огромный камень с едва различимыми надписями, но мы увидели только «направо пойдешь, налево пойдешь и прямо пойдешь». А что именно произойдет, почему-то прочитать не получилось. Нам надо было направо, и, не увидев ничего страшного на камне, мы смело двинулись дальше. И тут за тремя холмами мы поняли, от чего нас предостерегал камень: мы зашли в сгоревший мертвый лес. Вернее, сначала были просто запах гари и сгоревшее поле, но дальше, в овраге, лишь по каменному извилистому руслу пересохшего ручья можно было пройти не запачкавшись сажей с обуглившихся ветвей деревьев и кустов. От удушливого запаха происходящее становилось еще загадочней и жутче. Долго еще картины и запах этого места преследовали нас, догоняя вместе с порывами ветра. Но наше упорство и ноги вынесли нас, и вскоре, миновав какие-то подземные ангары, мы вышли в какой-то поселок. Поначалу в продолжение нашей сказки все дома были заброшенные, недостроенные или просто пустые. Мы уже было подумали, что попали в мертвый поселок, но вскоре разочаровались, встретив еще не пожилую женщину, которая сообщила нам, что это дачный поселок Меганом, и подсказала нам дальнейший путь.

Тут ужасы этого дня приостановились, и началась другая сказка. Как контраст выжженной земле, ухоженные отяжеленные гроздьями кусты виноградников смотрелись именно как сказка. Как оказалось, за виноградниками особенно никто не присматривал, и виноград был нескольких сортов (виноградник-то тоже не один). Каждый выбрал себе по вкусу, и, не останавливаясь, на ходу мы сделали себе полдник. Вот так мы дошли до Миндального. Тут была дегустация, но, по случаю выходного, работал только магазинчик под вывеской старого названия этого села Архедересе. Вовчик купил бутылочку «муската», и наша группа продолжила похождения. Наконец-то Богатовка! От Богатовки, как мы видели с высоты, до Солнечной Долины совсем близко. Опять виноградники, Инночке понадобилось отойти после винограда, и она зашла в виноградник. Что тут началось! С двух сторон крики, что в виноград полезла, «а ну быстро оттуда», и т.д. А мы на виноград уже и смотреть не могли: так объелись! Ну, в общем, свои дела она все-таки успела сделать. И после восстановления мира с местными жителями мы, посмотрев по сторонам, обнаружили, что сидим в миндальной посадке, конца которой не видно. Миндаль надо было еще из ореха достать, ну, это не было очень трудно, и наши Танюша и Инна занялись дегустацией. Оказалось, косточки по вкусу разные: одни горькие, другие нормальные[3]. Съев немного миндаля и отдохнув, мы опять пошли вперед к уже близкой Солнечной Долине.

Нам после долгих переходов хотелось к морю, но вот уже невдалеке постройки Солнечной Долины, а до моря еще немало. По счастливой случайности мы остановились набрать воды и узнали от проходящей мимо казашки, что воды можно будет взять потом возле берега, что через пару минут будет проходить автобус к морю, и что она едет туда же. Автобус появился минут через 5. По дороге в 5 минут он поломался и простоял еще 10, но это после долгого пути было уже мелочью. Инна у водителя узнала, что прошли мы сегодня 25 км. Наша попутчица везла на пляж булочки и пахлаву на продажу. Услышав эти цифры, она продала нам свою вкуснятину не за 1,5, а за 1 гривну за штуку и еще одну дала бесплатно. Потом была еще одна пожилая татарка, которая вспомнила, что еще лет 10-15 назад тоже облазила все соседние горы, напоследок нам с Вовой оставила завет беречь девчонок: «Вы должны их на руках на горы поднимать». Небо над нами было хмурым, он это пока было на руку – идти не жарко. Мы с Инной одели ласты и поплыли подальше от берега – посмотреть на место будущего ночлега за мысом. Все рассмотрев, мы возвращались на берег, как вдруг полил дождь. Так что высохнуть нам уже не пришлось. Похватав рюкзаки, мы побежали под навес чайханы. А ливень все усиливался. Мы решили переждать дождь и идти дальше, но дождь почему-то не прекращался. Выпив по 25 грамм местной водочки, не закусывая, для согрева, мы смело ступили под дождь и так же смело решили через 20 метров остаться на гостеприимном пляже. Палатку мы развернули под навесом соседней, не работавшей в этот день чайханы и накрытую тентом перенесли на хорошенькое местечко на пляже под маслинами. Внутри было сухо и тепло в нашей дружной компании. Вова принес горячего чая из чайханы, бутылочка «муската» еще больше взбодрила и согрела нас. Размяв друг другу плечи и спины, под колыбельную и шум прибоя все улеглись спать. Не знаю про остальных, но я спал крепко после такого насыщенного и бурного дня.[4]



28 августа

Таня Рогова

 

Удивительно, что мы все живы (и здоровы) после вчерашнего испытания (25 км пешего хода и холодного дождя, подмочившего нашу репутацию). Мы все еще полны энтузиазма и решимости дойти до Кара-Дага и покорить последнюю вершину. Сил, правда, осталось уже не так много, но мы собрали их вместе и, стиснув зубы, двинулись по побережью. Однако, прогулка эта, вопреки моим ожиданиям, оказалась удивительно приятной. Как замечательно было идти по безлюдному, дикому пляжу (нудисты попадались изредка, так как погода кусалась), любоваться волнами, необыкновенными зелеными камешками, которых я насобирала полрюкзака, а также обрывистым слоистым берегом (гранит, вулканический пепел, гранит, пепел). Это баловался древний вулкан Кара-Даг, к которому мы направили свой путь. Прогулка получилась просто класс.

На биостанции остановились перекусить. Дельфинарий был закрыт, поэтому ничего не оставалось, как только сходить в аквариум поглядеть на пираний (за 3 гривны).

Подъем на вулкан решили не откладывать в долгий ящик. Снизу гора казалась совсем маленькой, а оказалось… Оказалась она огромным комплексом гор (т.н. отрогов), самая высокая из которых – Светлая (675м). На один из отрожков мы (я и два рыцаря) поднялись довольно успешно (пишу на ходу, провожаю Инку с Юркой, т.к. другого случая не было). Зато спускались мы по кабаньим тропам, которые очень ловко и с большой радостью находил для нас Юрик. Потом мы долго шли по жерлу, наблюдая окружающие красоты и неопознанные объекты (например, сосны, которые растут ровным кругом). Долго гадали, какая из скал является королем, а какая королевой, встречали много разных пальцев, но какой из них чертов, так и не определили. Один из них нам понравился больше других, правда похож он был на какой-то другой орган. И, конечно же, самое большое впечатление произвели на нас Золотые Ворота (здесь мы сделали больше всего кадров). Спустившись с гор, мы встретили на набережной Коктебеля очень странную девочку. Несмотря на наш потрепанный вид: заросшие мужские лица, перебинтованный кроссовок командира, удовлетворение в глазах (даже пресыщение), она отчего-то решила, что наш активный отдых еще впереди и высказала свое искреннее сожаление в том, что погода испортилась. «Вот если бы вы приехали пораньше…» Потом она начала пугать нас жутким штрафом, который изымается с каждого, кто пересекает границу Карадагского заповедника. А мы… мы не стали посвящать ее в свои тайны, про себя торжествуя и улыбаясь ее наивности. Группа «Колючка» – это вам не хухры-мухры. Это – сила! Так закончился этот день, а вместе с ним и наш поход. Завтра на автобус – и в Судак, в распростертые объятья Шалалиса.

 

 


30 августа

Птица

 

После отвальной просыпаться было нелегко. Первый раз мы провалялись в теплых Валеркиных постелях до 9 часов утра. Всю ночь лил дождь. Удивительно, как мы все успели вчера. На улице дул все тот же пронзительный ветер, приподымал шорты, стараясь заглянуть выше. Мы решили одеться. К тому же стал накрапывать мелкий дождь. А идти за фотографиями было обязательно. И мы пошли, вооружившись зонтиками и куртками.

Почему-то было немножко грустно. Уезжать, расставаться ужасно не хотелось.

Танька с Вовкой растащились, заказав 108 фотографий, Юрик оказался сдержаннее. А мне нужно было еще добраться до дома.

А потом… потом все обуяло страстное желание искупаться. Мы пришли на Валеркин любимый буй. Первыми кинулись в воду Юрик с Валерой, нырнув с пирса кучкой. Они наплавались и довольные вылезли под холодным ветром.

Татьяна почувствовала, что это последнее свидание в морем и тоже полезла в воду. Невозможно было отвести взгляд, пока она не переоделась. Да, правильно сказал Достоевский: «Красота спасет мир». Валера принял активное участие в обтирании и обогреве купающихся. Ну, и завершила купальную процедуру я. Правда, купалась в футболке, чтобы было теплее.

Вовка искренне отказался, честно держав наши вещи и удивляясь нашей смелости.

А потом мы ходили по зеленым аллейкам санатория, покупали хлеб, и, наконец, взяли фотографии.

Какой восторг, когда видишь знакомые места, которые недавно прошел, да еще в таких позах и одеяниях!

Все дела наши на набережной закончились. На ферейке у Валеры мы сварганили замечательный овощной вермишелевый суп и последний раз вместе пообедали.

В три часа нас с Юриком ждал автобус на Одессу.

Собравшись, с грустью в глазах мы окинули взглядом приютившее нас жилище и Валеру, Таньку с Вовкой и пошли к автобусу.

Танька, присев на камешек, дописывала дневник. Вовка пожимал руки. Валера подмигивал и старался быть веселым. И вот мы попрощались по-туристски и не по-туристски, и, помахав платочками и воздушными поцелуями, расстались.

Ехали мы долго. Автобус то ломался, то забывал на стоянке пассажиров, а потом возвращался, отъехав километров десять. Один раз чуть не забыли меня. Но я все-таки успела. Ноги затекали, шею ломило, спину гнуло. В общем, в автобусе ехать – это не в поезде. Зато высадили нас там, где надо. Но это уже 31 августа, а я его не пишу.

И вот еще, по словам Вовки, они целый день после нашего отъезда бродили по городу, искали персики. И кажется, нашли. А что было дальше, как они ехали в полупустом вагоне и злую Таньку Вовка кормил доотвала , чтобы она подобрела, – это уже они напишут сами.

Итак, наше путешествие подошло к концу. Время мы провели замечательно, и самое большое желание – это повторить наш круиз, но уже в другом районе и, может быть, в других горах.


Крик души

 

Спасибо группе за оптимизм и превосходное настроение в походе, за поддержку духа и готовность идти туда, куда помашем крылом птица, за доверие и то, что все встретились и прошли этот замечательный маршрут.

 


Перловка

 

1) Когда купаешься в море ночью, оно полно серебрящихся искр, а над морем разворачивается такой звездный небосклон, с которого то и дело падают звезды, – становится ясно, что эти-то серебряные искры в море и есть упавшие звезды.

2) Пейте сырую крымскую воду: от нее еще никто никогда не какал!

3) КТО-ТО: Сейчас пойдем к роднику.

ВОВКА: А он работет?

КТО-ТО: Нет, перерыв с двух до трех.

4) ВОВКА: Мы были в Севастополе, там, представляете, персики прямо на деревьях растут.

5) 25.08. Сегодня у Инки вдруг случилась оклимаксизация.

6) ИННА: Да, я не люблю мидий.

ТАНЯ: А я люблю.

ИННА: А ты ела?

ТАНЯ: Не-а.

АНКЕТА

 

Я –  Инна , она же птица

Год рождения: 3 век до н.э. (1972 г., 13.010).

Настоящее имя – Птица (синяя, потому что в синяках).

Образования – 3 + 1 (+ детский сад), профессий много, работа – нету, главное занятие – шаровик-затейник (куда хочу, туда лечу).

Любимый цвет – фиолетовый в крапочку.

Рост – метр с кепкой.

Возраст – 16 ±…

Вредные привычки – люблю путешествовать, писать и критиковать.

Полезные привычки – не замечаю.

Мечта – быть кому-то и чем-то полезной, путешествовать и не терять время даром.

Набор и оформление Вовки Пуртова. За что ему сердечная благодарность от всех “колючек”


ПРИЛОЖЕНИЕ

(Просим приложиться)




Share this post for your friends:
Понравилась статья? Расскажите друзьям
Эта запись была опубликована в рубрике КРЫМ, ПУТЕШЕСТВУЕМ ПО МИРУ и отмечена метками , , , . Добавить в закладки ссылку.

Комментирование закрыто.