Париж


Эйфелева башня

Есть такая поговорка «Увидеть Париж и умереть».  Что можно было осуществить в первый же день пребывания во Франции.

В городе проживает лишь 20% французов. Все остальные эмигранты: арабы, китайцы, африканцы. Лояльная политика позволяет им вызывать родственников из своих стран, пополняя ряды цветного населения. А щедрые пособия за рождение ребенка обеспечивают безбедное существование. Округи Парижа так и разделяются – на арабский, китайский, нигерский. Из них опаснее всего последний – Сан-Дени – в котором нам довелось поселиться.

После осмотра музея Лувра мы с детским театром возвращались в отель «Формула1». Уже вечерело.  Дети шли впереди в метрах десяти от нас, взрослых. Вдруг под ноги полетела палка. Откуда-ни-возьмись налетела банда негров: 5 парней и 2 девушки. Один рванул сумку у самой хрупкой одесситки Ани. Артист Дима оглянулся и бросился на помощь. Негры кинулись на него. Аня увернулась от грозного черного кулака, присев от страха и выпустила сумочку. Подоспевшая мама Наташа молотила журналом упитанную негритянку. А руководитель театра и вовсе кинулась с кулаками на обидчиков. Но они, получив долгожданную добычу, ретировались. Полиция ничего вразумительного ответить не могла. Все ее сотрудники несли вахту на стадионе во время футбольного матча. Пришлось самим ехать в участок и составлять заявление. В это время приходили пострадавшие – у кого машину ограбили, у другого стекла побили. Вообщем ночная жизнь в Париже кипит.

Но между тем район Сан-Дени считается легендарным. В начале принятия христианства был такой святой Сан-Дени. Говорят, за веру ему отрубили голову. Он взял ее и понес с вершины Монмартра до пресловутого округа. В честь христианина на горе  возвели храм Сакре Керр (Сердце Христово).  И назвали пресловутый район Сан-Дени. Именно здесь в базилике покоятся французские короли. Отсюда мы и начали знакомство с Парижем.

- Это еще ничего, – успокаивала нас одесситка Татьяна. Она учится в Сорбонне в аспирантуре, – у моей знакомой вечером в самом центре сняли драгоценности. Она боялась их оставить в отеле. И… подарила грабителям.

Поэтому посещение достопримечательностей мы перенесли на светлое время суток. Чтобы добраться на автобусе до острова Сите, с которого начинался Париж, нам пришлось долго торчать в пробках. Французы уже пересели на малолитражки. Но и это не спасает. Молодежь предпочитает мотоциклы и велосипеды. А экскурсии проводятся в небольших авто, разукрашенных специальным образом. Зато в автобусах и трамваях никогда нет толкучки. Они всегда новенькие, культурные, без надписей и царапин. Также и в метро. Там действует эконом-система. Чтобы выйти из вагона, нужно нажать кнопку. Иначе двери не откроются. Увидев, что я остаюсь в плене вагона, я стала просить помощи на смешанном франко-англо-русском языке. Меня поняли и бросились на помощь. Так что выбраться на нужной остановке мне удалось.

Нотр- Дам де Пари

На острове Сите первым делом был построен Нотр-Дам де Пари – Собор Парижской богоматери.

- Здесь живет дух Квазимодо, – объяснила нам гид, – особенно ощутишь его, поднявшись на самый верх по лесенкам, по которым бродил горбун. В окружении скульптур монстров он предавался думам об  Эсмеральде

Вернусь, обязательно перечитаю Виктора Гюго.  В храме играет органная музыка. Стоят лампадки. Бросай 2 евро и бери. Никто за тобой не следит. Все на совесть. Ведь здесь ты перед богом. Храмы Парижа поражают своей мощью и высотой. Ведь они закладывали дух нации.


После осмотра собора идем обедать. В витринах пирожные – просто чудо. Французы отменные кондитеры. Их изделия всегда пропитаны соком, вином, кремом и тают во рту.

А вот супы горожане не едят. Зато в процессе еды пьют очищенную талую воду. Говорят, это полезно для здоровья.  В рационе больше салатов, овощей, фруктов. Обязателен сыр – конечно с плесенью.

Мы попросили приготовить нам суп. И долго вглядывались в желтую водичку – без картошки и прочих украинских атрибутов первого блюда. Все это присутствовало, но было перетерто в пюре.

- Я готовлю сама, – призналась нам  одесситка Татьяна, – первые полгода привыкала обходиться без первого. Но потом не выдержала. У нас другая культура. Покупаю на рынке овощи и варю супы и борщи.  Правда приходится делать и блюда по вкусу мужа. Он португалец. И кухня у них тоже интересная. Мы не употребляем ничего жирного, только постное. Иногда ходим в кафе. Вообще, чтобы безбедно прожить семье, съездить два раза в год на Родину, нужно не менее 4 тысячи евро на семью.

 

Дети Татьяны говорят на французском, русском и португальском. В свое время она водила их в школу при Русском центре. Он располагается на авеню Буйсенар в центре города. Там мы тоже встретили одесситов.

- Скучаю по Родине, – призналась Валентина, – летом поехала, не хотела возвращаться. Ностальгию не придумали, она есть на самом деле. Все время беру в Русском центре видеокассеты с нашими фильмами, книги, альбомы. Моя сестра прожила со мной три года и вернулась. А у меня здесь семья, муж француз.

В библиотеке нам очень обрадовались. Тем более, что мы привезли в подарок книги. На полках стояла классика: Толстой, Достоевский, Чехов, современники: Успенский, Козлов, Яснов.

- Русских в Париже около 20 тысяч, – сказала библиотекарь Людмила, – для них издается газета «Русская мысль». Каждую среду мы получаем новые издания и презентуем их. Но все равно не хватает на всех желающих.

- Передавайте привет Одессе! – помахала нам на прощание Валентина.

Несмотря ни на что, русских французы любят. Нас многое связывает, особенно одесситов. Наш город – маленький Париж. Та же архитектура в центре, этажность зданий. Даже француженки похожи на одесситок. Только намного добрее. Когда обращаешься, всегда улыбаются, стараются объяснить. Мы спрашивали дорогу. Мотоциклист вызвался нас проводить до нужного места. И вел через весь город!

В поведении французов чувствуется раскрепощенность, вольность жизни. Даже в мэрию они приходят в джинсах. Мэр округа Клиши Парижа в студенческие годы побывал в Одессе.

- Меня заставили уничтожить фотографии порта, – рассказывает он мне, сидя в свободной позе – поставив ногу на ногу и выставив ярко-красные носки, – потому что объект засекречен. Такого бы никогда у нас не случилось. Я был на ваших пляжах. И мне очень понравилось море. Но вам еще много надо сделать, чтобы подтянуть уровень жизни.

Я соглашаюсь с ним. Ведь если у нас сделать дороги и тротуары, отреставрировать дома, поднять зарплаты и пенсии, то улыбаться мы стали бы чаще. И Одесса еще больше была бы похожа на Париж, который увидишь и хочется жить дальше!

Share this post for your friends:
Понравилась статья? Расскажите друзьям
Эта запись была опубликована в рубрике ПУТЕШЕСТВУЕМ ПО МИРУ, ФРАНЦИЯ и отмечена метками , , . Добавить в закладки ссылку.

Комментирование закрыто.